Category: криминал

Kwinto z trąbka

Максимильян танцуют все

Амиго завёл.
Поиграем?


В ночном кафе парализующий, как мамба,
Аристофан танцует то, что будет самба.
Распространяется подобьем дифирамба
Температура по палате номер шесть.

Как будет после нас с тобой и было до, бля,
Хуан танцует начинанье пасодобля.
Спят мародёры от Севильи до Гренобля
Тем пература, чем тоже жесть.

Себя сомненьем и терзанием не муча,
Вован танцует то, что гранды звать качуча.
Такая буча из одной бесамемуча,
Что хоть святых из каждой хаты выноси.

Лихой Андон, главарь одноимённой банды,
Сучит ногами в исступленьи сарабанды.
И штабелями на немытый пол веранды
Ложатся тёлки и шепчут: "Si!"

Не выходя за рамки трепетного чата,
Селим откалывает то, что суть бачата.

Где изначально не звучали такты вальса,
Самаритян волнует то, что станет сальса.

Карапетян, от испарений чуть не плача,
Переливает то, что позже будет чача.


Кто продолжит?
  • Current Music
    Что, будет танго?
  • Tags
Ucho od śledzia

в кармане финский нож

Вспомнилась мне, товарищи, история пятилетней давности.
Завёлся, значится, в городе Петах-Тикве пацан девятилетний. Ну, завёлся и завёлся, что в этом такого, скажете вы, да в чём тут криминал? Верно. Криминала тут нет, криминал будет дальше.
Collapse )
  • Current Music
    маленький мальчик однажды подрос
  • Tags
Ucho od śledzia

"Если бы я был террористом". сочинение

В Москве был такой диссидент и отказник, Володя Альбрехт. Он был похож на Мефистофеля. А уже в разгар перестройки загремел за антисоветчину. Он разработал "ПЛОД" - систему поведения на допросе (видите, даже не поленился погуглить и найти линк).
В девять, кажется, лет я с большим интересом прочитал это сочинение в самиздатовской папке, оставленной матерью на тумбочке после нощного чтения. Больше всего меня поразила именно центральная идея автора, предпосылка о том, что даже если государство - враг, с которым борешься, его закон надо уважать.
Наверное, это благодаря Альбрехту я не воспитал в себе никаких анархистских склонностей. Спасибо ему за это - мне нравится жить без надрыва. А ведь мог быть террористом - и не только Яиром Штерном в душе, но и Карлосом в натуре. Он улетел, но обязательно вернётся. Милый, милый Карлос.
И его друг и соратник Энгельсон, ага.

Collapse )