Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote,
Наместник Карлсона На Земле
elcour

Categories:

вот к этому


Что, собственно, сказал р. Йегуда?

Р. Йегуда сказал: "Бесстыжему дорога в ад, стеснительному – в рай".
Базисный смысл этой сентенции таков: человек, не знающий стыда, неизбежно найдёт себе дорогу в ад (т.е. неизбежно совершит тяжкие грехи и не сумеет искупить их, поскольку моральные соображения для него не существуют); с другой стороны, человек стеснительный наверняка найдет способ воздержаться от тяжких грехов или искупит их (собственно, он искупает их непрерывно, самим своим существованием, ибо память о них терзает его совесть) и таким образом найдет дорогу в рай.
К сожалению, в этой интерпретации, при всей её очевидности, заложены неоднозначность и логическая недоговорённость. В самом деле, неясно, как понимал р. Йегуда введенную им категорию "бесстыжести". Следует спросить, суть ли она для него неотъемлемый (органический) атрибут её носителя, или же, напротив, "бесстыжесть" является временным атрибутом, от которого можно избавиться. Иными словами, чему она сродни: безглазию (тогда первая половина сентенции аналогична утверждению "безглазые переходят дорогу не по правилам, ибо не различают цветов"), или состоянию опьянения (тогда она аналогична утверждению: "пьяный наверняка нарвётся на неприятности"). То есть: в первом случае бесстыжий не попадёт в рай так же, как безглазый – в Союз художников, во втором – он не будет туда допущен на тех же условиях, что пьяный в театр – пока не протрезвеет.
Отметим, что даже если бы р. Йегуда адресовался в данной сентенции к первому (органическому) варианту "бесстыжести", это не означало бы, что он заведомо считает всякое проявление "бесстыжести" органическим. Вполне можно предположить (отдельный вопрос – насколько это вероятно), что р. Йегуда считал, что наряду с преходящей (исправимой) "бесстыжестью" возможна и "бесстыжесть органическая", которую он в данном случае обсуждает.
Стало быть, следует предложить два различных перевода-интерпретации сентенции р. Йегуды, отражающие оба варианта понятия "бесстыжести".
1-й вариант (органическая "бесстыжесть"): "Бесстыжему не спастись от ада, стеснительный – спасётся в раю". То есть: бесстыжий обречен и нет ему исправления, стеснительный же спасётся в силу своей конституции.
2-й вариант (преходящая "бесстыжесть"): "Бесстыжий находится на пути в ад, стеснительный – на пути в рай". То есть: бесстыжий находится на дороге, ведущей в пропасть, и если он не обретет чувство стыда, то с пути в ад ему не свернуть. Стеснительный же находится на правильном пути, и спасется, если не свернёт с него, то есть не утратит стыд.
Несомненно, обе эти формулы имеют смысл и непротиворечивы логически. Тем не менее, из этого не следует, что слова р. Йегуды не имели ясного и однозначного смысла. Просто этот смысл, неуловимый филологически, может быть выявлен лишь из культурного контекста, к обсуждению которого мы сейчас перейдём.

Итак, в каком контексте и с какой целью появилась на свет сентенция р. Йегуды?

1) Моральной аксиомой иудаизма является максима о всемогуществе тшувы – раскаяния. Нет греха, который не искупается раскаянием. С другой стороны, известно, что Всевышний иногда не позволяет грешнику раскаяться, превращая его, таким образом, в человека, не знающего стыда. В этом случае грешник обречён.
2) Всесилие "тшувы", способной спасти любого грешника, искупить любой грех – лишь одна сторона морально-логического уравнения. Существует и обратная задача – а может ли существовать бессовестный праведник? В конце концов, человек попадает в ад не за свои внутренние достоинства и недостатки, а за свои проступки. Можно ли удержаться от греха, не располагая внутренним моральным механизмом? Иными словами, может ли достойное поведение быть обеспечено исключительно здравым смыслом, интересами, словом – построено головой, а не сердцем (или почками)? Именно на этот вопрос и отвечает р. Йегуда.

Его ответ гласит приблизительно следующее. В человеке присутствуют два начала – рациональное и моральное (может быть, правильнее было бы сказать – моральное и иное). Рациональное начало несет в себе необоримое, имманентное зло, не без труда уравновешиваемое моральным началом. Нейтрализация морального элемента оставляет человека наедине с рациональным началом, содержащим заряд зла, который с неизбежностью собьёт его с пути истинного. Стало быть, рационального пути в рай не существует*. С другой стороны, сила морального начала столь велика, что если оно прочно угнездится в человеке, любые злые силы в нём будут неизбежно подавлены.
Поскольку иудаизм, как мы упоминали выше, признает существование людей с парализованной моральной сферой, создается ощущение, что р. Йегуда говорил именно о них, создавая свой пример обречённого грешника. В таком случае его сентенция становится совсем простой: "тому, у кого Господь отнял стыд, не спастись". Аналогично другой древний мыслитель утверждал: "Тех, кого боги хотят погубить, они лишают разума". В обоих случаях речь не идёт о предостережении "лишенцу", оставшемуся, соответственно, без совести или разума, а лишь о констатации его безвыходного положения. Стало быть, р. Йегуда говорит об "органической бесстыжести". Другое дело, нам по-прежнему не ясно, является его рассуждение теоретическим или практическим, иными словами, сколь часто встречаются неисправимые "органически бесстыжие" особи – на каждом шагу или одна на миллион. А может быть, они, так же как архетипы вроде ир нидахат (в вольном переводе – "отверженный город") или бен сорер у-море ("непокорный сын"), являются чисто теоретическим построением р. Йегуды?
Чтобы ответить на этот вопрос, постараемся выяснить, как понимали сентенцию р. Йегуды мудрецы Талмуда. В конечном счёте, согласно традиции, и, что не менее важно, чисто логически их интерпретация нас обязывает – хотя бы потому, что что самый текст сентенции дошел до нас в рамках талмудического конструирования и в соответствии с замыслом редакторов Талмуда.
Для того, чтобы уяснить интерпретацию мудрецов, выделим две важных детали талмудического рассказа.
Во-первых, мудрецы определили как "бесстыжего" не кого-нибудь другого, а маленького ребёнка.**
Во-вторых, они связали "бесстыжесть" ребенка с его происхождением.
Как известно, в Талмуде ничто не случайно. Он ввел в дискурс пример с ребёнком именно потому, что тот, в соответствии с еврейским учением, ещё не имеет собственного морального механизма и оттого не несёт ответственности за свои поступки. В иудаизме ребёнок зол и порочен! Поэтому мудрецам не имело смысла констатировать отсутствие у него совести в данный момент – её и не могло быть по причине несовершеннолетия носителя! Стало быть, они имели в виду не то, что у него нет совести сегодня, а то, что у него отсутствует "платформа для совести" – то есть, что её у него не просто нет, но и быть не может.
Распознав у ребёнка органический моральный изъян, мудрецы связали его с другим непреходящим, органическим изъяном – законностью и святостью его происхождения. Для нас в данном случае не имеют значения разногласия между мудрецами по вопросу о том, в чем именно заключался этот родовой изъян. Достаточно того, что исправлен он заведомо быть не мог. По существу, мудрецы проводят такое умозаключение: мамзерут, являясь неисправимым изъяном, создает в душе своего носителя неисправимый моральный изъян, лишая его "платформы стыда".
Таким образом, мудрецы интерпретировали аморальный характер ребенка в рамках системы р. Йегуды как "органическую бесстыжесть", заведомо связанную с неисправимым изъяном происхождения. Это вполне совпадает с нашей интерпретацией сентенции р. Йегуды. Более того, мнение и поведение мудрецов указывают на то, что "органически бесстыжие" люди существуют в природе и, вероятно, не являются столь уж редкими. Данная галаха не даёт нам формального основания заключить, что, с точки зрения р. Элиэзера, р. Йегошуа и р. Акивы все мамзеры (или бней-нида, или обладатели двух этих качеств вместе) являются "органически бесстыжими", однако в контексте вышеизложенного это представляется более чем вероятным. Действительно, раз уж органический изъян в происхождении может сделать человека бесстыжим, трудно представить, что он срабатывает не всегда! Если принять эту гипотезу, смысл сентенции р. Йегуды в интерпретации мудрецов становится совершенно ясным. А именно: позорное происхождение создаёт ребенку органический моральный дефект, навечно лишающий его стыда. Вследствие этого он неизбежно совершает недостойные поступки и из-за них попадает в ад. С другой стороны, все полноценные евреи являются совестливыми и оттого, в конечном счете, обретают долю в будущем мире.
Такая концепция представляется вполне логичной, особенно если вспомнить, что существует и другая сходная теория. Как известно, мудрецы Талмуда фактически вывели за рамки закона некоторые группы амей-гаарец, например, пастухов, людей самого низкого происхождения, неучёных, игнорирующих возвышенные заповеди иудаизма и, самое главное, постоянно живущих за счет краж и хищений. Эти люди привыкли к преступлениям, так что совесть, если она у них вообще была, давно замолкла. Талмуд выражает удивительное сочувствие идее истребить этих людей, по крайней мере, пассивно способствовать их умервщлению. Эта фантастическая идея становится понятной в контексте теории р. Йегуды. В конце концов, пастухам прямая дорога в ад, а если отправить их туда пораньше, число совершённых ими преступлений уменьшится. При этом весьма вероятно, что их низкое происхождение является эвфемизмом мамзерута.
Вне всякого сомнения, между этими двумя якобы социальными концепциями существуют кое-какие логические несоответствия, однако они настолько параллельны друг другу, что как бы предназначены для сосуществования – разумеется, в двух различных, но весьма схожих талмудических системах.
</u>В заключение:</u> Р. Йегуда констатировал своей сентенцией существование "органически бесстыжих" людей, обречённых аду, а мудрецы указали, во-первых, на их реальность, а, во-вторых, на причину "органического бесстыжества". Если бы речь шла о "преходящей бесстыжести", причинная связь с позорным происхождением человека (типа мамзерута) была бы искусственной и нелогичной.
__________________________
* На более современном языке можно было бы сказать проще - по р. Йегуде мораль иррациональна, имеет собственное начало, противодействующее всему земному и рациональному, и не выдерживает испытания рационализмом. Из этого следует, кстати, что т.н. моральной интуиции в иудаизме нет места (она замещена галахическим знанием) - что вполне подтверждается источниками

** В Талмуде он назван тинок. Разумеется, в древности это слово не имело своего нынешнего исключительного значения – "грудной младенец", однако речь, в любом случае, идет о ребёнке, не достигшем совершеннолетия
Tags: дискуссии, евр., мысли вуслухъ, проповеди, цитаты-ссылки-выдержки
Subscribe

  • личное дело

    Это лицо женского пола. В своей кровати оно. Лицо лица женского пола Очаровательно. Из-под одеяла кажет нос и Щурится в окно на улицу. Длинные…

  • помоги иностранцу переводом. можно безденежным.

    Переведите на порусский моё любимое цитато из Пратчетта, очень вам пожалуйста: It was funny how people were people everywhere you went, even if the…

  • стремительным домкратом

    С утра четверга по утро понедельника резвым кандебобером ношусь по Израилю (в основном Приерусалимье и центр, но и север не могу вовсе исключить).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments