Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote,
Наместник Карлсона На Земле
elcour

  • Mood:

Эрвин Деннис

Для david_2 и для всех тоже

Этот замечательный человек умер больше года назад.
А познакомился я с ним как раз на том памятном собрании Конгресса.
Родился он в пригороде Франкфурта (на Майне). В детстве прошёл через три лагеря, а освобождали его уже из Дахау.
Последние лет 10-12 и до самой смерти Эрвин ходил по разным школам - в Торонто и не только - и рассказывал, какая жизнь была в лагере. Много чего рассказывал. Говорит, что начал этим заниматься вот как.
Отправился как-то утречком в поликлинику на анализы. Симпатичная молоденькая сестра невинно пофлиртовала со стариком, наказала снять рубашку, увидела номер на руке и спросила: "Ой, что это"?
Эрвин ей в ответ: "Это номер телефон моей подружки... Ты только жене не говори".
"Ой. Правда, что ли"? - сконфузилась сестричка.
- Я, - сказал Эрвин, - Только тогда сообразил, что она действительно ничего не знает о Холокосте. Что в этом огромном мире ещё очень много людей, кроме нас с вами. И вот тут я решил им рассказать, чтобы учились и выводы делали.
Вообще-то Эрвин не родился Эрвином. В детстве его звали Адольфом.
Когда Дахау заняли американские войска, ему было 14 лет. Он потерял родителей, брата и сестру.
В американском штабе был офицер, взявший мальчишку на своё попечение. Выхаживал его, заботился о нём, потом выправил ему бумаги и увёз с собой (кажется, в Чикаго; во всяком случае, Эрвин долго жил в Чикаго). Он-то и убедил его сменить имя, рассудив, что Адольф плохо подходит еврейскому мальчику.
Так вот, Эрвин приехал в Америку и несколько месяцев просидел безвылазно дома. А потом поделился со своим благодетелем мечтой; он хотел попасть в джаз-клуб.
Офицер кликнул нескольких друзей-сослуживцев, и они пошли. И всё бы ладно, но посреди вечера благодетель с корешами отметелил зашедшего в клуб солдата-негра (я не сочиняю, честное слово. Понимаю, что совершенно книжная, мистертвистеровская история, но что ж, искажать и менять её прикажете, коли так и было?).
Эрвин в ужасе удрал из клуба и поселился в ночлежке, а г-да офицеры две недели искали его по всему городу.
Нашли.
А он их послал. Попечитель был изумлён, всё никак не мог понять. Что, неужели из-за драки? А тебе какое дело? Ты что, знал когда-нибудь других негров? Ну, мы-то с тобой белые! А у них есть свои клубы, и вообще здесь другая культура, другие понятия, ты не понимаешь.
А Эрвин слушал и вспоминал, как за их семьёй приехал грузовик и увёз их в лагерь. А его немецкий друг бежал за грузовиком и махал рукой. А он был уже большой мальчик и знал, что это за то, что они евреи.

Так никогда и не вернулся к своему благодетелю. Всем нам, наверное, хотелось бы думать, что на его месте мы бы тоже могли так поступить. Но ему было 14 лет, и у него не было больше никого на свете, а этот человек делал ему только добро, много добра, и любил его по-настоящему, как собственного сына.

Он, собственно, сам подошёл ко мне познакомиться в конце того вечера в конгрессе.
И хотя я говорил не заради похвал, да и не ждал ничего такого (задумаются люди - и уже хорошо), его энергичное одобрение значит для меня настолько неизмеримо больше, чем выливаемые разными добрыми людьми помои, что хоть они все на яд изойдись, я и то в накладе не останусь.

Благословенной памяти.

скоро, наверное, уберу под кат
Tags: дискуссии, раввинская жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 120 comments