?

Log in

No account? Create an account
старая заказка от evr - Наместник Карлсона На Земле
May 29th, 2007
12:07 pm
[User Picture]

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
старая заказка от evr
Просматривая свои посты трёхлетней давности, обнаружил тяжеловесную заказку, написанную для Евр. Пост был подзамочный. Почему - ума не приложу. Заказ был такой:

Напиши мне, пожалуйста, наивную переводную сказку про возникновение, существование и крах пенсионного фонда в обществе, где в ходу не деньги, а коралловые бусинки. Герой организует неудачную аферу, проигрывается в азартную игру и, наконец, попадает в руки создателей фонда, желающих нести счастье своему бедному народу. В конце истории богатые становятся богаче, бедные - беднее, а оставшийся без единой бусинки герой женится на принцессе.
Должны быть упомянуты кефаль, мистраль, пастораль и узбекский плов.

В Саги-Саги я попал почти случайно.
Успев продать в Оранжевой Республике больше семидесяти земельных участков под видом алмазных месторождений, я смекнул, что пора уносить ноги, пока голова цела (о том, что в этих копях нашли больше алмазов, чем где-либо ещё в Южной Африке, я узнал намного позже). Собрав всю выручку, я отправился в Порт-Элизабет, где уже через сутки сел на французский пакетбот, идущий к Туамоту.
Всё было бы славно, но фортуна изменила мне, когда уже по ту сторону Хобарта мы со старшим помощником, месье Дезавуи, сели играть в Скрэббл. По французским правилам этой игры, которую лягушатники упорно называют крестословицей, все набираемые слова, сколь угодно длинные, должны непременно заканчиваться на -аль.
Наступил мёртвый штиль, делать команде было нечего, мы резались в эту штуку с утра до поздней ночи. Эмаль, кефаль, пастораль, мистраль, магистраль, этуаль, вуаль и дуаль переплелись в тесный клубок и рябили в глазах. Наконец, вывернув мошну на стол, я увидел, как Дезавуи тянет букву за буквой. Когда меж пальцами у него промелькнули две "ы" и дефис, я позволил себе расслабиться и поставить на кон самое себя - да-да, себя против этого верзилы. Как оказалось - зря. Все мои протесты заглушил словарь игрока-крестослова (парижское издание 1878 г.), сообщивший, что сырканыс-кемаль - суть не что иное, как чесночный узбекский плов из верблюжатины.
Везти долее вашего покорного слугу на Маркизские острова не было смысла - месье попросту учтиво загнал меня по дешёвке в первом же порту. Волею судеб этим портом оказался Саги-Саги, главный атолл Парануири.
Я оказался в услужении у братьев Параян, армян из Куала-Лумпура. Всё туземное население Саги-Саги так или иначе работало на них.
Нельзя сказать, чтобы у этих пройдох и мерзавцев (это я о братьях, не о туземцах) вовсе не было никаких идеалов. Они что ни дело вздыхали о печальной судьбе своего многострадального народа и мечтательно говорили о лучших временах, когда армяне вновь станут великой нацией. Но вот местных они за людей вообще не держали.
Тут надобно сказать пару слов о Парануири. Англичане прибрали к рукам эти три атолла около сотни лет назад. На свою беду, те стали мишенью социоэкономического эксперимента, придуманного недоумками-чиновниками из управления колоний. Эксперимент сводился к упразднению всяких денег или их эквивалента вообще. Единственное, чем туземцам дозволялось расплачиваться, были коралловые бусины - основной продукт экспорта Парануири (была ещё копра, но она в счёт не шла). При этом качество бусины не влияло на её стоимость - цена любой вещи или услуги выражалось в бусинах, а уж сорт, размер и качество обработки средств платежа зависели исключительно от покупателя.
Плоскозадым чинушам было интересно посмотреть, возрастёт ли с подобной реформой производительность островов. Производительность изменилась не шибко, и очень скоро управление потеряло всякий интерес к эксперименту. Парануири попросту благополучно позабыли, а тем временем всё имущество с атоллов постепенно перетекало в руки братьев Параян, которые до того этими бусами торговали.
Братья потирали руки, радостно хихикали, закупали на свои бусины копру, продавали в Старый Свет и наращивали счёт во французских банках.
Меня пристроили подсобной рабочей силой в "Подмышку", единственное питейное заведение Саги-Саги.
Подсобность моя заключалась вот в чём: в белой рубашке и соломенной щляпе - типичном облачении миссионеров в тех широтах - мне надлежало сидеть за стойкой бара и под видом обращения островитян в истинную веру уговаривать их вкладывать свои бусины в островной пенсионный фонд.
С недавнего времени братьев заботило то, что часть добытых кораллов оседает в карманах рачительных жителей атолла. Братьев можно было понять - пока они представляли единственный "монетный двор" в колонии, все прочие волей-неволей работали на них. Стоило же появиться иным источникам, как они становились никому не нужны - а при таком раскладе Параянам бы не поздоровилось; уж больно многое им бы припомнили.
Упрекнуть кораллодобытчиков было не в чем: в краю, где нет денег, законы о фальшивомонетчестве оказываются как-то побоку. Вот братья и придумали "островной пенсионный фонд", выцеживающий из туземцев последние бусины.
Компания в "Подмышке" подобралась презанятная; заправляла всем Принцесса, мулатка цвета кофе с молоком. В ней было не меньше полутора центнеров живого веса, и она могла выкинуть из кабака разбуянившегося забулдыгу с лёгкостью борца-тяжеловеса.
Парнишка-туземец, убирающий помещение. Разномастная кучка игроков в кости. И, наконец, приятный сюрприз: пьянчужка-чиновник, ежевечерне появлявшийся в заведении ровно в восемь, оказался моим давним приятелем по карточному столу Джоком Карлстоном Граем. С Джоком мы познакомились в Кембридже, где он день за днём наблюдал с философским видом, как я делаю желторотых в покер и чи-чи. Старший сын лорда Грая (пэра Англии, между прочим, это вам не хутсобачи), он пил, как губка, и наконец допился до того, что папаша спровадил его на острова, с глаз долой куда подальше. Пристроил непутёвого сына, там его определили в Парануири и благополучно забыли. Джок мне очень обрадовался - а уж обо мне-то и говорить не приходится. В первый же вечер мы упились до положения риз и он рассказал мне, что, оказывается, не просто так пьёт - это он ухаживает за Принцессой.
Сочувствуя Джоку в его сердечных делах, я не забывал тем временем о собственных обязанностях.
Уговаривать туземцев вкладывать деньги в фонд очень трудно, они туповаты и недоверчивы. За три недели я только и сумел уболтать что мальчишку-уборщика и местного юродивого, отыскавшего пару бусин в песке. Их вклады вместе взятые даже не окупали выпитого мною. Братья Параян начали поговаривать о том, чтоб использовать меня на грязных и тяжёлых работах, раз уж ни на что другое я непригоден. С овцы, мол, паршивой - хоть шерсти, мол, клок.
Я, разумеется, был далёк от восторга. И вот мы посидели с Джоком вечерок за стаканом красного и всё обмозговали как следует.
Конец истории вспоминается мне в каком-то тумане, словно подёрнутый дымкой:
Через несколько дней братья Параян пришли в совершенно великолепное настроение: им удалось сбыть весь запас копры - прямо здесь, на острове! Один из чиновник в управлении окончательно рехнулся и потратил на копру всё, что имел - до последней бусины включительно.
Эйфория длилась неделю. Потом пришёл указ из управления колоний. Указ, подписанный самим министром, прекращал коралловый эксперимент в самых резких и недвусмысленных выражениях. Отныне валютой Парануири объявлялась копра. Четыре унции высушенной копры приравнивались государственным курсом к одному шиллингу. Многое, конечно, можно поставить на вид папаше Джока, но сына он всё-таки любил.
Братья в шоке собрали манатки и умотали куда подальше со всеми своими бусами, разработками и пенсионными фондами (плакали туземные вклады!). Правда, за последнюю неделю Параяны всё равно стали ещё богаче - кораллы они наверняка сбыли лучше, чем копру, а за ценой Джок не постоял. Сам Джок, разумеется, оказался самым богатым человеком на атоллах. Теперь он могу вволю помогать туземцам, чьи нежно хранимые на чёрный день бусины не стоили и мешочка копры.
А вот Принцесса... Принцесса вышла замуж.
На свадьбу я подарил Джоку последнее, чем располагал - соломенную миссионерскую шляпу. Она ему очень к лицу.

Current Mood: Магазин "Всё для копрофага"
Tags: ,

(3 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:_mak_
Date:May 30th, 2007 01:41 am (UTC)
(Link)
Под Борхеса работаешь?
[User Picture]
From:elcour
Date:May 30th, 2007 11:01 am (UTC)

(Link)
Куда мне, неумытому!
В данном случае - пародия на Дж. Лондона а ля О'Генри. А где тут эти Брохес?
[User Picture]
From:_mak_
Date:May 30th, 2007 03:27 pm (UTC)
(Link)
А. А мне стилистика аргентинских рассказов померещилась
Powered by LiveJournal.com