Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote,
Наместник Карлсона На Земле
elcour

2 копейки об интеллектуальной собственности

Прочитал трактат averrosа об интеллектуальной собственности (IP). Довольно много буков асилил, между прочим.
Получил того же Ротбарда в итоге, даже менее занудного.
Ну, таки шо я вам скажу? Автор трактата, как и положено либертарианцу, предполагает существование какой-то абсолютной "правильной" морали, это позволяет ему рассуждать об аморальности морали общепринятой. Очень религиозная идея, если чуточку копнуть.

Начнём с понятия собственности. В некотором смысле, "право собственности" - тавтология, потому что собственность сама по себе определяется правом. Правом распоряжаться тем, чем владеешь. Это право, заметим, вовсе не является богоданным (Ротбард, а за ним и averros, которого я буду называть в этом посте просто А., скажут нам, что оно является само собой разумеющимся, но этот довод сводится всё к тому же "мамой клянусь, равнобедренный!"). Если я куплю или сплету корзину, она принадлежит мне, a если дам тебе по башке и отберу сплетённую тобой корзину, она принадлежит тебе, хотя в настоящий момент находится в моём распоряжении. Все мы к этому привыкли, такой распорядок нам удобен и в целом нас устраивает, но и он не родился сам собой из цветка лотоса, а определён законом. В обществе, где закон иной, и право собственности будет иное. Ибо собственность - это то, что принадлежит. Если завтра возникнет закон, согласно которому все земли принадлежат султану, то и мои шесть соток перестанут быть моей собственностью и станут султановой. Бессмысленно обсуждать, "законно это или незаконно" - пока, конечно, этот закон не противоречит другим (тогда выражение "противозаконный закон" хотя бы обретает значение). И точно так же бессмысленно обсуждать, морально это или аморально, поскольку мораль точно так же определяется обществом.

Перейдём к доводам А. против института интеллектуальной собственности.

Во-первых, пишет он, собственность не бывает временной и ограниченной - ограничения на право собственности могут возникать только в результате законодательного вмешательства государства или в силу контрактных обязательств.
Не вижу, каким образом из второго следует первое. Не только ограничения на право собственности, но и сама собственность может возникать только в результате законодательного вмешательства.

Идём дальше. Согласно А., настоящая собственность всегда эксклюзивна - т.е. по своей физической природе она может находиться только в одном месте в каждый момент.
Словосочетание "настоящая собственность" наводит на ассоциации с известной американской компанией, рекламирующей своё мыло как "на 99,7% состоящее из настоящего мыла". Напоминаю: у собственности нет физической природы, она - закон, а не медицинский факт.

Поскольку "защита IP" осуществляется в основном при помощи угроз нанесения тяжёлых телесных повреждений, лишения свободы (оно же порабощения) и насильственного отъёма собственности - то эта "защита IP" фактически равносильна разбою, говорит А.
Это тонкое замечание в равной степени применимо к другим законам - например, предусматривающим тюремное заключение за шпионаж или чеканку фальшивых монет. По сути, оно применимо к любому закону, предусматривающему наказание. Что ж, называйте хоть горшком разбоем, тока в печь не сажайте. Общество устанавливает те законы, которые ему удобны (иногда - путём проб, ошибок и другого научного тыка). Вот лично мне - и миллионам таких, как я - удобно и выгодно, чтобы закон об IP существовал и за нарушения его наказывали. И если кому нравится называть это разбоем - пусть называет, с меня не убудет.

Далее А. нападает на утилитарные обоснования необходимости IP.
Во-первых, говорит он, ссылка на "благо общество" несостоятельна, это понятие абсурдно в принципе, поскольку у людей разные и несовпадающие интересы. Для любой мало-мальски значительной группы людей безусловно общих интересов не может быть вообще.
Это неверно. Мы полагаем априори, что в интересах каждого человека, например, выжить; это не только обусловлено инстинктами хомосапиенса, но ещё и подтверждается тем, что он продолжает жить. Вот вам и благо общества: то, что увеличивает шансы индивида в обществе на выживание, является благом для общества.

Во-вторых, пишет <А., использовать легализованный разбой для увеличения количества разных книг - аморально.
А на это г-н Дракон велели ответить - кому как. Так, личная мораль averrosа может существенно отличаться от общепринятых mores. Он имеет полное право сокрушаться, скажем, о том, что забой скота не считается аморальным, или что рабовладельчество - считается. Однако здесь и сегодня принята именно такая мораль, какая принята. Она не абсолютна. Никакая мораль не абсолютна - см. выше.

В-третьих, замечает автор, увеличение количества чего-то не обозначает автоматически увеличения ценности - больше книг совсем не обозначает больше удовольствия или пользы от чтения.
Ценность, как мы знаем, понятие относительное (уж А.-то должен это прекрасно понимать, не он ли заметил, что безусловно общих интересов не бывает?). Ценность определяется спросом. А на магазины с большим выбором книг спрос больше, чем на магазины с меньшим. Они вызывают больше интереса и привлекают больше покупателей. Эрго, расширение выбора книг имеет реальную прибавочную стоимость (эту стоимость даже можно вычислить, если кому очень захочется).

На закуску А. производит подлог, заменяя истинный довод сторонников защиты IP - таким, который легко отмести. Он пишет, что идея о том, что авторы чего-то имеют право на материальную компенсацию (т.е. доход) от своих творений - это просто разновидность марксистской идеи о том, что труд создаёт ценность. Автор трудился, ему нужно заплатить. Идея эта тяжело бредова - потому что, исходя из неё, можно сделать вывод, что онанист, потратиший день на приобретение мозолей на причинном месте, имеет право на материальную компенсацию. Он же трудился, в поте лица.
А. прав. Эта идея действительно совершенно бредова.
Вот только к обоснованию защиты IP она не имеет ни малейшего касательства. Автору нужно заплатить не за то, что он трудился, а за результаты его труда, которые хочешь использовать. И - да, действительно, если бы нам с какого-то переляку понадобились мозоли онаниста, в его требовании заплатить за это не было бы ничего абсурдного. Нормальная рыночная экономика.
Итак: продавцу чего бы то ни было платят не за то, что он трудился, а за то, что он имеет на продажу. Если бы писатель написал бы ту же книгу в пять раз быстрее, она не стоила бы от этого в пять раз меньше, или вообще меньше.

Когда-то в законах о защите IP не было смысла: во-первых, у пользователей интеллектуальной собственностью не было таких возможностей её распространения\применения, во-вторых, за нарушениями такого закона было бы практически невозможно проследить. Сегодня в этих законах появился смысл - и их ввели на благо общества. :)
Tags: дискуссии, мысли вуслухъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 134 comments