Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote,
Наместник Карлсона На Земле
elcour

  • Mood:

Бытие определяет Берейшит; Раздел Первый

Брат Конфузий сидел в библиотеке Марнского монастыря и со вкусом водил пером по пергаменту.
"Рыжие девки мужеподобны, потому силу черпают не о прельщении, но во кладези истока мужеска начала"...
Часы на башне пробили обед, он нехотя отложил пергамент и пошёл на моления. После обеда было время комментариев.
"И нарёк человек имена всем скотам и птицам небесным и зверям полевым; Медведя нарёк Потаповичем, лису Патрикеевной, а Змея нарёк Горынычем, потому он - Враг Рода Человеческаго.
Но для человека не нашлось помощника, подобного ему. Тако же и пришлось нарекать скотов самоединолично"...
Отец Настоятель сидел за столом и недовольно морщился, читая Конфузиевы безобразия.
"И сказал змей жене" - ибо жена змея была хитрее всех зверей полевых.
"И сказал Господь Бог жене" - отсель ведомо, что жене Адамовой говорил, ибо не мамо жены Отцу Небесному.
Отец Настоятель скривил рот и вынул из пузатой шкатулки порыжевшую за давностью лет записку.

Выйдя на берег реки, он подошёл к воображаемой рампе, вытянул шею и заговорил в пустоту глубоким басом:
- Я ложусь на солнце и загораю.
Лёг на тёплый песок, посмотрел по сторонам и продолжал:
- Я абсолютно наг и не стыжусь, ибо их... ибо они... ибо так говорит Писание. Но тут ко мне подойдёт жена.
Тут речь пришлось прервать, потому что к нему действительно подошла жена. У неё ещё не было никакого имени, все её звали просто жена. Даже Писание.
Жена сказала:
- Вот дерево, хорошее для пищи, приятно оно для глаз и вожделенно, потому что даёт знание и ваще ништяк. Словом, ешь.
Он недовольно поморщился и сказал жене:
- Не отвлекай меня, я занят непомыслом о Вечном. Ибо не можно мыслить о вечном, аки богам, знающим добро и зло, но смертию не умереть. Разве не подлинно сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю, чтоб вам не лопнуть?
- Да чтоб мне лопнуть! - Жена воровато оглянулась по сторонам и сорвала ещё один увесистый плод познания. - На, кушай.
Через полчаса по песку брели двое (если, конечно, не считать огрызков).
Глаза у них были широко раскрыты, а на чреслах возлежали элегантные пояски из смоковных листьев.
И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала?
Бессовестная жена кивнула на своего спутника: змей обольстил меня, и я ела. Ибо сказал змей: знает Бог, что в день, в который вкусите плоды древа познания, откроются глаза ваши, и будете аки боги, знающие добро и зло. Ибо так сказал змей: вкусите плодов древа сего, чтоб вам не лопнуть.
Змей съёжился, отодвинул на всякий случай фиговый листок к самому кончику хвоста и приготовился оправдываться. Но это уже не помогло...

Тако полегла вражда между семенем змиевым и семенем жены; оно поражает его в голову, а он жалит его в пяту.


Со вздохом отец Настоятель вернул записку во шкатулку и поставил Конфузию зачёт. Шёл год непоймикакой от Сотворения Мира.
Tags: рассказки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments