Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote,
Наместник Карлсона На Земле
elcour

Categories:
  • Mood:
  • Music:

фестский диск

Эта феерическая история случилась осенью 1994 года.
Всё нижеизложенное - правда, чему найдётся немало свидетелей как в ЖЖ, так и за пределами оного.
Некоторые имена скрыты под никами, иные хранятся в редакции. Все прочие - подлинны.
Хотя наше повествование комично, начинается оно с подлости. Суть подлости оставим за кадром, скажем только, что совершил её Миша Богачек в отношении близкого мне человека. Что превращает Мишу в центрального сюжетного персонажа.
[На всякий случай заметим, что ВПС исключительно немстителен; непрофитабельное это занятие. А вот оттянуться и срубить кайф, а то и прок, за счёт какого редиски - это мы завсегда пожалуйста.]
Расставим по местам реквизит, богов и героев. Если вы препочитаете понимать, кто есть ху, прямо из рассказа, проскочите выделенное курсивом.
Той порой я преподавал в иерусалимскомъ йешиботе "Ор Самеах", где проучился два семестра и Богачек - до того, как пошёл в университет и переехал в общежитие на Ар ха-Цофим. Представляясь специалистом по хазарам, он зачастую хвалился перекупкопродажей древностей, большей частью, по его словам, краденых.
На первом семестре влип в какую-то идиотскую историю с околомафиозными компаниями (в "Ор Самеахе" разные типы вертелись) из-за длинного языка. Я его отмазал, что было несложно. После этого у него, видимо, были основания полагать за мной если не причисленность, то хотя бы "связи с". Это принципиально.
Тем летом Этерман ездил на Киклады и привёз мне точную копию фестского диска, зная мою завороженность критским письмом алеф (если вы не слыхали про фестский диск, о нём можно прочесть хоть где, а пост и без того длиннющий выходит. Но ежели вкратце - он глиняный, испещрён с двух сторон до сих пор не расшифрованными знаками, ему по меньшей мере 3600 лет).
У меня было много чудесных учеников, оставшихся друзьями насовсем - в т.ч. bormor, brekekekex и Макс.
Другой хороший приятель - Володя Кирсанов. Представьте классического 55-летнего ленинградского интеллигента. Доктор философии, уже в Иерусалиме пишущий второй докторат - по работам Лескова. 160 см ростом, китайские усы с бородкой, вязаный свитер. Я рассказал Володе, не вдаваясь в детали, что Богачек сделал, после этого он был только рад помочь.
На юге Тель-Авива обитал один дядька, он за очень умеренные деньги вставлял любую статью в издание любого журнала. Ну, то есть приносишь ему какой-нибудь "Ньюсвик" и статью/фотографии, называешь страницу, а через пару дней он тебе отдаёт этот журнал, где на нужной странице уже не интервью с Ларри Кингом, а реклама твоего гаража на полный разворот или, допустим, рассказ о том, как ты героически спас ребёнка из пылающего дома (один мой знакомый так девиц кадрил). Отличить подделку было можно, но на первый-второй взгляд вполне канало.
Ещё у Богачека была девушка Маша, которая жила в Ашкелоне и как раз собралась от него уходить.
Теперь - к собственно повествованию.

Связался с Мишей по делу. Дело было такое: неделю тому назад фестский диск украли по дороге из Вены, где он проходил реставрацию, обратно в музей Гераклиона. Пока всё держат в тайне, но интерпол уже дышит ворам в спину. Проблема в том, что коллекционер, заказавший диск и уже заплативший задаток, перенёс позавчера инсульт и попал в реанимацию, из которой вряд ли выйдет живым. Эрго, товар нужно срочно сбыть. Ввиду срочности цена смехотворна: 200 тыс. долларов США. Посредник получает 13,5%, т.е. 25 тыс. Найти покупателя поручили мне. Проблема в том, что я понял: откушенный кусок мне не по зубам. Я знаю, какой Миша крутой; чего там - он же мне сам рассказывал! Главное - сбыть его быстро, а гонорар поделим пополам.
Вы бы поверили в такую хуйню? - Ну, так вас бы я не на это покупал. На каждого человека - своя наживка. Тщеславный и жадный Богачек очень хотел верить. Ну, и диск, который я ему показал, очень понравился: красивый.
Через несколько дней он пошёл в парикмахерскую и увидел на журнальном столике, пока ждал в очереди, свежий номер "Тайма", удобно раскрытый на странице с цветной фотографией диска. Статья подобно рассказывала о сенсационном похищении.
С этой минуты Богачек ведёт себя, как настоящий профессионал: шатается по знакомым и рассказывает, что ищет диску покупателя. Одним из первых ему попадается brekekekex, они вместе учились ещё в московском пединституте.
Назавтра brekekekex сам находит Богачека и приносит ему телефонный номер. Клиента зовут Леонид, новый русский, живёт в Хайфе, ему уже сказали, что к чему, стоит попробовать. Позвонить ему надо ровно в семь вечера, он будет ждать.
Леонидом был Макс, поехавший в тот день навестить родителей. Телефон был, разумеется, автоматом (у автоматов номера кончаются на -00 или -09, Б. мог бы и догадаться, но мы всё время оставляли ему спортивный шанс). Сочным деловитым басом (Богачек хорошо знал Макса по "Ор Самеаху", но имитация голосов всегда была Максовой сильной стороной) он уточнил цену, поинтересовался сроками, взял номер телефона в университетском общежитии и сказал никогда ему больше не звонить - сам перезвонит завтра в то же время. Отныне Макс, вернувшись в ешиву, звонит горе-посреднику с иерусалимских автоматов.
Начинаются длительные переговоры - Леонид в принципе готов купить диск, цена его тоже устраивает, договариваются о времени, месте, сперва покупатель хочет провести экспертизу...
После очередного разовора с Леонидом Богачек приходил ко мне, мы обсуждали возможное развитие событий и строили планы и замыслы: что делать, если Леонид поведёт себя так, а что - если вот эдак. Миша был настроен очень оптимистично и заверил меня: весь накопленный опыт подсказывает ему, что Леонид - серьёзный покупатель, деловой и осторожный.
Мммм... песня.
Экспертизу было решено провести в общественном, но не слишком людном месте. Договорились о кафе в центре города.
bormor с большой любовью подготовил чемоданчик эксперта. Кисточки, пробирки, порошочки, на видном месте - умная книжка по-гречески (кажется).
Эксперт слегка запоздал, давая Мише понервничать. Потом пришёл, вежливо извинился за опоздание, сел, погладил ровные китайские усы, заказал томатный сок, но так к нему и не притронулся.
Получив диск, вперился в него взглядом, пробормотал что-то вроде: "Вот уж не думал, что когда-либо буду держать его в руках"! Вежливо уточнил, что диск недавно прошёл реставрацию. Помазал кисточкой какую-то фигню, взял в пробирку микроскопический соскоб. Мы долго перед тем думали, какой спортивный шанс дать Богачеку в этой сцене (к тому моменту я окончательно перестал видеть в себе шахматиста и считал себя режиссёром). Порешили допустить faux pas в виде несуществующего умного слова.
Закрывая чемоданчик, Володя говорит, что результаты будут к вечеру. Богачек спрашивает:
- Вам поручили вести следующий этап переговоров?
- Нет-нет, что Вы, что Вы, - испуганно отзывается эксперт, - Я всего лишь критолог.
(Впоследствии я узнал, как близки мы были в тот момент к провалу; Володя признался, что ему стоило значительных усилий не сказать "кретинолог".)
Богачек и не почесался. Мы поблагодарили эксперта, вышли на улицу, побрели ко мне положить диск на место. Тут я "углядел за нами хвост" (лишних людей, которых Б. не знал бы в лицо, у меня на такую фигню не было, зато было везение: молодой человек, действительно прошедший за нами большую часть пути). Весь испереживавшись, уговариваю Мишу сдать диск на хранение укравшим его мафиози до завершения сделки. Тот, разумеется, ни в какую - дескать, если сдадим, нам его могут потом не отдать, мы же обо всём докладываем, сами проведут сделку, плакали наши комиссионные.
Да, говорю, об этом я и впрямь не подумал. Словом, уговорил меня Богачек оставить диск у себя. Ладно, договорились. Не бросай меня, братец, в терновый куст.
Вечером звонит Леонид, всё в порядке, он с удовольствием купит диск. Надо назначить время сделки. Богачек, памятуя о срочности, хочет всё закрыть нынче ночью. Леонид тянет: наличными он таких денег в Израиле не держит, снимать со счёта - только привлекать лишнее внимание, придётся привозить из-за границы и т.д. И чем больше Богачек настаивает на срочности, тем усерднее Леонид увиливает, говорит о нескольких неделях, а то и месяце - понимаете, 200 тысяч - очень крупная сумма, мне нужно спокойно собрать её наличными...
В итоге, поломавшись, он готов заплатить в воскресенье. Одно но:
- Видите ли, может получиться так, что я соберу деньги, приложу усилия, а вы тем временем найдёте более удобного вам покупателя. Плакали мои старания... Я прошу о пустяке: в качестве жеста доброй воле передайте мне залог в размере одного процента от суммы сделки. Две тысячи долларов - ерунда, но мне её досаточно, чтобы убедиться в серьёзности ваших намерений.
Несколько опешив, Богачек ехидно справляется - а может, это вы, наоборот, должны дать нам залог?
На что получает убойный ответ, придуманный мной ещё с вечера:
- Послушайте, мы с вами разговариваем уже вторую неделю. Неужели вы думаете, что я до сих пор не выяснил, кто вы и кто за вами стоит? Человек должен быть идиотом, чтобы пытаться вас обмануть...
Такую фелляцию богачековскому эго ещё, наверное, никто не делал.
В итоге они договариваются на одну тысячу долларов (Б. понимает, что залог придётся платить самому, так что это для него вопрос живейшей принципиальности) и неустойку в 50 тысяч, которую Леонид заплатит, если откажется от сделки.
Богачек бежит после переговоров ко мне, я - воплощённый скепсис, уговариваю подумать, а не кинет ли нас Леонид. - "Да ты что, Курант, Леонид - миллионер, делать ему нечего, как нас кидать. И с мафиозями не захочет связываться, сам же сказал"...
Словом, этот снежный ком энтузиазма выкладывает свои деньги на залог, передаёт их со мной курьеру Леонида (тот специально попросил о таком времени, когда Богачек стопроцентно не сможет прийти сам, потому что я больше не собираюсь привлекать незнакомых ему лиц). Леонид подтверждает звонком получение денег, ещё примерно сутки всё тихо.
На следующий вечер ко мне ворвались двое неизвестных, слегка побили, сунули под рёбра пистолет с глушителем и отобрали фестский диск.
Во всяком случае, это - то, что я в изрядно потрёпанном виде излагаю Богачеку через полчаса после преполагаемого нападения.
Мафию мы отсекаем сразу: они могли и так сказать мне вернуть диск, а подставлять меня им никакого смысла нет - что с меня взять, окромя анализов? Звоним боссам. То есть я звоню, а Богачек вьётся рядом. Договорив, пересказываю суть разговора: мне верят, а ему, Богачеку, не очень. Подозревают, ясно, Леонида (кого ж ещё? не интерпол ведь!), а через это и его самого.
- У тебя телефон Леонида есть?
- Есть.
- Звони ему. Скажи, что готов дать дополнительную отсрочку, о которой он так просил. Если откажется, выдаст себя с ушами. И вот ещё что. Хозяин требует, чтобы ты написал ему доклад. Ничего особенного, просто аккуратный подробный рассказ о том, как всё было...
Богачек звонит Леониду - никто не берёт трубку (ещё бы!).
У Миши начинаются Критические Дни. Всю ночь он пишет трясущимися руками рапорт (этот шедевр по сей день покоится в ящике моего письменного стола), в котором уже старается сместить акцент, понемногу сваливая вину на меня. Больше всего его ужасает то, что я откровенно напуган, таким он меня никогда не видел.
Пишет рапорт и названивает Леониду. Утром какой-то сердобольной прохожий взял трубку и сказал, что это автомат. Я, со своей стороны, говорю, что Хозяин хочет видеть его в воскресенье. В рыжей шевелюре Богачека появляются первые проседи.
Наверное, самое ужасное во всём этом то, что мне его не было жалко. Ни капельки.
Богачек бежит к brekekekexу спросить, откуда вообще взялся Леонид. Леонид? Как же, был такой клиент, сам brekekekex с ним не общался, дядя дал ему номер и поговорил с человеком. Сейчас дядя в отлучке, отправился на яхте по Средиземному морю, но к ноябрю непременно вернётся... А в чём, собственно, дело? Услышав, что произошло, приветливый brekekekex резко меняется в лице и говорит: "Значит, так: я тебя не знаю и никакого телефона тебе не давал".
efpod, деливший тогда с Мишей комнату в общаге, рассказывал, как он одевался среди ночи, придвигал кровать к двери, садился на неё, щипал себя, чтобы не уснуть, и говорил дрожащим голосом: "Меня скоро убьют".
Всё бы прошло и вовсе без сучка, без задоринки, но трепливый brekekekex поделился историей с ещё одним однокашником, Шмуклером. Тот ржал в голос, хлопал себя по ляжкам и клялся, что ничего смешней в жизни не слыхивал. Узнав о происшедшем, я понял, что через день об этом будут знать все. Тем более, что в субботу вечером компания отмечала в Ашкелоне день рождения Маши (к тому времени Маша уже была в курсе поступка Богачека и уходила от него, но он об этом не знал и шёл к ней на вечеринку).
Я звякнул Маше, мы с ней прелепо обмозговали пару вопросов. Раз уж уберечь от Богачека трёп было не суждено, нам предстояло обратить поражение в победу, предотвращая преждевременный финал.
В субботу Маша сказала Богачеку, что видеть его больше не желает, и ушла с подружками на балкон. Богачек потащился следом, стал на колени, рассказал сквозь рыдания, что его всё равно скоро убьют, сбивчиво объяснил, почему. В ответ Маша захохотала, сказала, что его разыграли, как малолетку. Всё это придумал Курант, вот увидишь, в воскресенье не будет никакого страшного суда, не будет мафии, тебе ведь сказали, что встреча в ресторане - вот увидишь, там будет Леонид, и эксперт, и brekekekex, и все, кто в этом розыгрыше участвовал...
Б. долго, очень долго не мог поверить. Наконец, она его убедила. Клиенту дали размякнуть...
В воскресенье мы встретились и пошли, как условились, в ресторан "Эль Гаучо". Каждый из нас знал что-то своё. Здесь Богачек, ухмыляясь, сказал мне, что знает всё. Исполненный важности, отметил, что "с самого начала такая версия занимала в его рассуждениях всего 11%, но постепенно превратилась в основную и нашла подтверждение". Потребовал назад тысячу долларов, заявил, что с минуты на минуту сюда придут разные знакомые лица, включая Леонида и эксперта... Тираду перебили два мордоворота, подошедшие к нашему столику и бросившие: "Пошли".
Нас вывели из ресторана, посадили в машину, по дороге мне наподдали по шее, чтоб не вякал. Цветом лица Богачек стал светлее белоснежных накрахмаленных скатертей "Эль Гаучо". Держать человека в постоянном страхе тоже неинтересно, страх должен подкатывать волнами. Ну, и толстовская мудрость, разумеется - страшно не само наказание, но ожидание его.
Нас высадили у ресторана "Йоси Пекин", сказали: "Поднимайтесь". Мы зашли, сели в пустой зале за большой столик в глубине, подождали пару минут, и тут действительно появились они: Макс, bormor, brekekekex, Володя Кирсанов, та девушка, с которой Богачек неправильно поступил.
Наш подопечный бился в истерике, ловил воздух ртом, бил рукой по столу и кричал: "Я угадал! Я угадал"! Ещё много чего кричал, вообще-то.
Мы подробно ему растолковали, зачем всё это придумали, с аппетитом пообедали, деньги ему вернули (за вычетом расходов, разумеется). Показали фестский диск. Диск был крашеный, гипсовый, внизу была маленькая дырочка, которой диск насаживался на подставку. Когда я показывал диск Мише в первый раз, то дырочку пальцем закрывал. А потом перед "экспертизой" bormor, кажется, чем-то её замазал.
История эта получила некоторый резонанс, уж больно она выпуклая вышла, да и Иерусалим - город маленький, все всех знают. Богачек вскорости поменял имя, теперь его зовут Менаше Гольдельман, но и это не всегда помогает; бывает, познакомится с кем-то, едва представился, а собеседник вежливо улыбается и спрашивает, не он ли тот самый Менаше, который занимался в своё время перекупкой миносских древностей. Или ещё кто поинтересуется, не хочет ли г-н Гольдельман купить Венеру Милосскую. Или, может быть, двух?

В ужасном мы всё-таки обществе живём.
Услышав, что знакомый сделал подлость, люди скисают, пожимают плечами, мнутся, говорят: "Ну... может быть, всё не совсем так... он мог и не иметь того в виду... я не знаю"... Но стоит человеку попасть в нелепое положение, как все над ним потешаются и никто долее не хочет быть заподозренным в общих делах с лопухом.
Ужасный век, ужасные сердца.

Tags: вспоминалки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →