Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote,
Наместник Карлсона На Земле
elcour

Category:
  • Music:

Почти Г. Х. Андерсен(а минутой мычания)

Потребовали с меня (извне ЖЖ) написать почти андерсеновскую сказку "Рабочий и Колхозница". И чтобы там было о любви и о светлом будущем. И чтобы хотя бы по разу встречались словосочетания "обращал на", "небольшим изящным", "странного чистым", "нарисовал её" и "орудия труда" - причём именно в таком порядке. Сказка должна быть исполнена романтической грусти с оттенком авторской снисходительности, а её герои, как становится ясно к концу, обладают изрядным оптимизмом. И чтобы с эпиграфом из уже существующего произведения, относящимся к делу, но непонятно, как именно.

______________________________
Советский Волгоград - Версаль для бедных
                                                      Д. Юст


                                          РАБОЧИЙ И КОЛХОЗНИЦА

Колхозница стояла на площади и смотрела вперёд. Людям нравилось думать, что она смотрит в светлое будущее, хотя никто из них никогда этого будущего не видел. Они так и говорили, проходя мимо по своим делам: "Ах, какая Колхозница! Стоит и смотрит в светлое будущее".

Колхозница не слышала этих речей - она смотрела на статного рабочего напротив. Рабочий был молодой, красивый, с тяжёлым каменным молотом в мускулистой руке. Прохожие останавливались, показывали на него пальцами и говорили: "Глядите-ка, Рабочий"! Но он не обращал на них никакого внимания.

- Почему, - думала Колхозница, - он не идёт работать? Отчего стоит на площади вместо того, чтобы отправиться на завод, к станку?
Рабочий смотрел на Колхозницу. Смотрел - и не мог оторвать взгляда. Такая она была хорошенькая, с точёными чертами лица и небольшим изящным серпом.

- Что же она не подходит ко мне? - печально недоумевал Рабочий. - Наверное, это от того, что я такой чумазый и пыльный!
Это было не совсем верно. Лицо у него было до странного чистым, а на блузе - ни единого пятнышка.

По ночам площадь пустела. Рабочий и Колхозница смотрели друг на друга и думали каждый о своём.
Так день сменялся ночью, а лето - зимой.
Статуи живут гораздо дольше, чем люди, потому что стареют они гораздо медленнее. Однажды утром рабочий сказал сам себе:

- Я стою здесь очень давно. Если я не обращусь к ней первым, мы так никогда и не поговорим. Значит, решено: сегодня ночью, едва город уснёт, я сам заведу разговор. Подойду, приподниму галантно руку, поклонюсь и скажу:
"Сударыня, я восхищён вашей красотой и обаянием".

Вечерело. Площадь обезлюдела. Город окутал сырой белёсый туман.
Бомм! - ударили большие часы на ратуше.
- Бомм! Бомм! -
прокатилось вдоль опустевших улиц.
Всё было как всегда, привычно и обыденно - и вдруг Колхозница услышала гулкое эхо шагов.
"Баммм! Баммм! Баммм"! - загрохотало над мостовой.
Не успела она удивиться, как из тумана перед ней вырос, как из-под земли, громадный силуэт. Угрожающе наклонившись, он занёс руку с тяжёлым молотом...
Не помня себя от ужаса, Колхозница бросилась бежать.
Рабочий сперва онемел от удивления. Потом хорошенько отругал себя за бестактность:
- Вот чурбан! - сказал он себе. - Да разве ж так знакомятся с девушками из хороших семей? Хочешь ухаживать - пошли ей цветов, поговори с её родителями... А я что?.. Эх! Бедняжка, должно быть, перепугалась. Попробую-ка я успокоить её.
И он пустился догонять Колхозницу.
Услышав за спиной шум погони, та побежала ещё быстрее - куда глаза глядят, лишь бы подальше от неведомой напасти. Они неслись, не разбирая дороги, по тихим дворикам, по улицам и площадям ночного города, всё дальше и дальше.
Когда они добежали до окраины города, уже светало. Колхозница остановилась в нерешительности. Ей вовсе не улыбалось уходить из родных краёв. В отчаянии она бросила взгляд по сторонам и увидала возвышавшийся вдалеке постамент, приготовленный загодя для какой-то скульптуры.
Ах, как трудно ей было туда забираться! Пальцы скользили по гладким краям каменной глыбы, непослушные ноги не хотели нести её наверх. Наконец, она добралась до заветной площадки. Но едва она присела отдохнуть, как с другой стороны постамента показались голова и плечи Рабочего...
Рабочий, который испугался, что Колхозница может упасть, сразу поспешил на выручку. Он считал всё происходящее очень романтичным и даже заготовил в уме первую фразу: "Вот, сударыня, наконец-то мы вместе"!
Залезть на постамент оказалось делом нелёгким. По дороге он несколько раз почти что выронил молот, а под конец пути чуть не сорвался сам.
Но вот, наконец, они были вместе. Их встреча оказалась совсем не такой, какой Рабочий нарисовал её в своём воображении: Колхозница вскрикнула, отшатнулась и занесла серп над головой.
Рабочий, охваченный пламеной страстью, сразу позабыл все правила хорошего тона. Подняв свой молот, он подбежал к Колхознице и обнял её за талию.
И тут на площади появились люди. А статуи сразу застыли на своих местах, потому что когда появляются люди, статуи окаменевают. Колхозница только и успела, что оттолкнуть Рабочего в сторону, а он, отставив руку назад, чтобы не упасть, прошептал ей краем губ своё: "Вот, сударыня, наконец-то мы вместе"!
Так они и стоят бок-о-бок, подняв орудия труда, гордо глядя вперёд. Рабочий счастлив, потому что они наконец-то вместе. Колхозница верит в победу коммунизма. А люди говорят, проходя мимо по своим делам: "Ах, какие Рабочий и Колхозница! Стоят и смотрят в светлое будущее".
Tags: рассказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments