April 23rd, 2004

Ucho od śledzia

Урсус Бер

С раннего детства другие медведи справедливо чурались меня с моим дурацким миролюбием.
Нормальный шатун моего размера съедает в летний месяц около девяноста килограммов мяса. Я - вегетарианец, ибо убивать не хочу, а питаться падалью мне не позволяет воспитание.
Я и шатуном-то стал не от любви к кочевой жизни, а по непрятию драк за территорию.
Само собой, сородичи меня считают трусом, я их прекрасно понимаю и ничуть не виню.
Я не трус. Я залезаю в самые тёмные пещеры и брожу вокруг человеческого жилья. Люди меня зачем-то боятся. Похоже, у них сложилось о медведях предвзятое мнение.
Что ж, пользуясь моментом, я иногда вылизываю без боя маслобойку или упиваюсь свежим кумысом. Очень вкусно.
Порой удаётся стянуть обед у какого-нибудь крестьянина-недотёпы. Да и огороды у этих бедолаг не так пусты, как они пытаются в том убедить своих хозяев.
Словом, жизнь моя протекает размеренно и ровно.
И лишь одно смущает мой пытливый ум: порой, когда я мирно дрыхну в своей берлоге, мне снится, будто я забрёл в самую гущу битвы.
И тут я теряю всякую власть над собой; страшно сказать... превращаюсь в человека. Встав на задние лапы, грозно реву, грызу щиты и крушу шлемы вместе с головами направо и налево.
К чему бы это, доктор?