January 28th, 2004

Ucho od śledzia

guilty pleasures

Помнится, Пеппи Длинныйчулок говаривала, что настоящие дамы ковыряют в носу только тогда, когда их никто не видит.
Людям присуще стесняться иных совершенно безобидных вещей, не приносящих ни им самим, ни окружающим ни малейшего вреда.
Ковыряние в носу в этом смысле - не самый, к слову, удачный пример. Наблюдать это дело сторонним неприятно с пчи-хологической точки разреза, во так. Да и родители с детства отучат.
Другое дело - умный взрослый человек, рефлекторно прячущий от приятелей в ящик стола раскрытую на самом интересном месте книжицу Донцовой-Марининой.
Заметим, что ничего плохого, глупого или некрасивого чтение Донцовой собой не представляет. Просто так уж считается среди его корешей, что Донцову читают люди неглубокие, плоскоумные и малоинтеллектуальные, люди, неспособные расслабляться с учебником ядерной физики в руках. Разумеется, меж корешей тоже не найти такого, чтоб не читал ту или иную Донцову, но все они делают это по секрету друг от друга, так что целомудрие их мировосприятия социума остаётся незамутнённым.
Не знаю, как нонче по-русски обзывают такие guilty pleasures. Назовём их "украдками" (безо всяких намёков на омерзис, здесь про другое).
В выгодном положении оказались экспериментаторы среди нас - те, кто ещё в детстве проверил, что будет, если свои украдки не прятать, и выяснил, что не будет ничего. Снобы сконфузятся, друзья улыбнутся, а враги - пусть их, врагов.
Годам, например, к пяти я уже стеснялся того, что при ходьбе целенаправленно переступаю через трещины в асфальты, а на лестницу всегда встаю сперва левой ногой. А годам к семи - уже не стеснялся; если кому-то, решилось мне, это кажется дурной практикой - пусть им и будет неловко. У меня - свои суеверия, кому не нравится, всё равно на мне не женится.
Коэльо дурнее Донцовой (навскидку, по правде сказать, у Донцовой я прочёл всего пару страниц; но, скажем, Незнанского - железно дурнее). А что Коэльо - не украдка, так это всего лишь вопрос моды, диктующей, кто и как вправе почувствовать себя умным.
Люди с тонким вкусом предпочитают сухие вина сладким. Правильно. Тех же, кто любит сладкие - в отстой, они неглубоки и вульгарны. Сладкоежки зачастую опасаются, что их будут презирать - в отличие от любителей острого, солёного и пива.
Прекрасно.
Да здравствует мода, ура социальным нормам, контролирующим недурно- и дурновкусие! Поцелуйте меня в фалду!
И если любовь к шоколаду, чтение комиксов и просмотр шпионских телесериалов делают меня вульгарней, малоразвитей и глупее вас - гаудеамус, игитюр! - вы уже умны и утонченны. Видите, как немного для этого потребовалось!
Только не выдайте, Боже упаси, своих украдок ненароком. Ведь они-то и впрямь достойны презрения, вам есть, чего стесняться, не так ли?