December 17th, 2003

Ucho od śledzia

Варёный рак на горе Голгофе.

Наказал меня мне единокумысный брат сотворить страшныя.
Принимай, говорит, крест свой и неси. Как донесешь, говорит, так и свистни, говорит.
Сочини мне, говорит, сказку про цыгана и черта, которая при выворачивании наизнанку окажется совсем другой сказкой: про цыганку и ангела.
Правила "выворачивания наизнанку" такие. Каждое слово сказки, к которому можно подобрать полноценный антоним (частица "не" допускается, но лишь в крайнем случае), заменяется антонимом. Когда антоним подобрать нельзя, но можно изменить слово гендерно, следует это сделать. Прочие слова, а также географические названия, союзы, предлоги и частицы можно (но не обязательно) оставить без соответствующих изменений. Ну, скажем, слово "Москва" можно заменить антонимом "Мухосранск", а можно оставить без изменений; предлог "над" можно заменить предлогом "под", а можно и оставить как есть, ради связности повествования.
В итоге должны получиться две сказки, причем сказка о цыгане и черте пусть повествует о торжестве добродетели (мне, кстати, интересно, как будет выглядеть "добродетель" при таком раскладе), а сказка о цыганке и ангеле не должна иметь четко выраженной морали.
Главное требование: связность каждого из повествований.


Collapse )Принимай, гордый брате, посвист. А ежели что не так, так ведь так и перекроить недолго, так как в сладость оно мне звычайно.